CАМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
АССОЦИАЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ БЕЗОПАСНОСТИ "ШКОЛА БЕЗ ОПАСНОСТИ"

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Недоработки в профилактике «синдромов брейвика»

Недоработки в профилактике «синдромов брейвика» #53

Выявление акцентуации личности подростков и ее учет в профилактической работе в школе

Справочно.

Определение «синдром брейвика» совершенно неверно с точки зрения и юристов и психологов, когда применяется к таким случаям, как с Дмитрием Виноградовым и Евсюковым («русские брейвики»). Брейвик - стопроцентный террорист-одиночка (за 7 дней до факта исключен из масонской ложи «Святого Павла»). Акт террора направлен против правящей в Норвегии социалистической партии с конкретными расистскими целями. Никакой «обиды» социалисты лично Брейвику (бизнесмену-аграрию) не наносили. Никакого конфликта не было. Брейвик (как констатировал суд) в одиночку пять лет готовил теракт.
Однако переубедить общество в неправильном обозначении ярлыка (как и в отраслевом случае с «демпингом» - по поводу низких цен никудышних ЧОПов) невозможно. Поэтому мы плывем «по течению» и, потакая сложившейся моде, для лучшего понимания обывателем вопроса также применяем типаж «синдром брейвика».
В работе с подростками в школе специалиста-психолога с помощью всей рабочей группы профилактики и в особенности с учетом наблюдений охранников важно по поведению детей вне учебного процесса выявить скрытые черты характера, развитие которых приводит к формированию «синдрома брейвика». В возрасте 12-15 лет наиболее активно в психике подростка происходят процессы, названные советским ученым Личко А.Е. (1926-1996) как акцентуация характера. Личко выделил ряд типов акцентуации (от латинского accentus – ударение), развив учение Карла Леонгарда (Германия) и построив классификацию акцентуированности на гипертрофированном выделении отдельных главных черт. Вследствие чего обнаруживается избирательная повышенная уязвимость в отношении психогенных воздействий на эти зоны «расширения» - «на ахиллесову пяту» психики ребенка. «Если же психическая травма, даже тяжелая, не адресуется к месту наименьшего сопротивления, не задевает этой ахиллесовой пяты, если ситуация не предъявляет в этом отношении повышенных требований, то дело обычно ограничивается адекватной личностной реакцией, не нарушая надолго и существенно адаптации». Акцентуации лежат в основе «изменения личности» - психопатий.
На наш взгляд первыми обнаруживают акцентуативные особенности отдельных школьников члены детского коллектива. По классификации Личко Андрея Евгеньевича некоторые особенности проявляются неконтролируемо и расцениваются в детском коллективе как позорная слабость характера. Всячески подчеркивая отмеченную «слабину», наиболее сильные «ведущие» в группе подростки начинают издевательства, которые продолжаются изо дня в день в присутствии всего коллектива и приводят к отторжению ребенка, ставшего жертвой группового издевательства. Ребенок, терпящий издевательства, не воспринимает учебный процесс, уходит «в себя» и зачастую задумывается об отмщении «всем», как о идее «фикс» доказать миру свою если не исключительность, то силу характера (теория автора). Дальнейшая цель жизни посвящается воплощению идеи. Развиваясь на этой почве, психопатия ведет к устойчивому формированию «синдрома брейвика», а выявленные впоследствии (постфактум) незначительные, ничтожные обиды воспринимаются неопытными психологами и юристами как главные побудительные причины неописуемых по своей жестокости действий. В основе всех самых тяжких происшествий в школах лежал не эмоционально-волевой «срыв» или «взрыв», а длящаяся годами глубокая обида на коллектив, породившая осознанную тщательную подготовку, планирование акта отмщения, приобретающего зачастую чуть ли не ритуальный характер: переписка и записи в твиттере с себе подобными, уведомление мира «о последнем дне», одевание «формы», выбор средств и времени атаки. Акты свершались (как мы отметили) и спустя длительное время после оставления ребенком школы не только в отношении конкретных обидчиков, занесенных в «расстрельные списки», но и против всех, включая ни в чем не повинных детей 6-10 лет. Врагом номер один становились уже не конкретные «гонители» и «притеснители» , а сама школа, поскольку школа, как организм со своей педагогико-психологической наукой и аппаратом воспитателей ничем не помогла в решении конфликта. Не защитила, а отторгла. Не выявила и не учла на ранней стадии акцентуативные особенности, не заметила и не погасила зарождающейся конфронтации. Дала ощущению несправедливости заполнить все детское сознание. Девиантное поведение считается закономерным ПРЕДИКТОМ (предсказанием) аддиктивного поведения и других психических расстройств в подростковом возрасте с различными поведенческими и эмоциональными проблемами, с сопутствующей психопатологией. Часто неясно, вызваны ли те или иные симптомы последствиями злоупотребления «веществами» или указывают на сопутствующую психическую патологию. Игнорирование рекомендаций учителей и врачей по поводу коррекции агрессивного или «расторможенного» поведения в начальной школе приводит к тому, что у подростков регистрируется сочетание агрессивного и аддиктивного поведения в старших классах.
Аддиктивное поведение является одной из форм отклоняющегося поведения, выражающегося в уходе от реальности посредством изменения психического состояния. Человек «уходит» от реальности, которая его не устраивает. Неудовлетворяющая реальность – это всегда внутренняя реальность, связанная с отдельными личностными характеристиками. К ним относится сочетание ряда особенностей личности: несформированность высших эмоций, ограниченность интересов, отсутствие установок на труд и другую общественно-полезную деятельность, низкий внутренний контроль, патологическое стремление к самоутверждению, нарушение психологических адаптивных механизмов, ориентация на референтную группу более старших «ведущих» сверстников с девиантным поведением. У «зависимых», «ведомых» подростков констатируются психологами личностные девиации, чаще встречающиеся в форме психопатий и реже в форме акцентуаций характера.
У «ведомых» отмечается безволие, нестойкость интересов, патологическая терпимость к любого рода отклонениям от нормы, меньшая степень ориентации на достижение успеха тяжелым трудом, отсутствие стремления к достижению определенного социального статуса или минимальных планов на будущее, отсутствие потребности в одобрении обществом. Реже из акцентуаций развивается полное отрешение от мира (см. японские хикикомори).
Эмоциональному состоянию в процессе аддиктивной реализации присущи аффективные переживания, которые фиксируются на сознательном и бессознательном уровнях. Эмоциональный компонент оказывает влияние на другие психические функции, изменяет отношение к людям.
Возникает ощущение собственного внутреннего превосходства, которое подросток не может проявить обычными способами, т.к. не воспринимается детским коллективом как «сильная личность», как «нормальный правильный пацан». Такое состояние становится причиной конфликта по схеме: личность – коллектив. Выходы без профилактической помощи: полный «уход в себя» и при определенных условиях и особенностях характера включается установка: « Я им еще покажу»!
На наш взгляд огромное, если не решающее значение в сглаживании отрицательных акцентуативных особенностей отдельных детей могли бы играть детские общественные организации: пионерская организация (в первую очередь), скаутская организация (если кому она больше нравится), комсомол, тимуровское движение. Концептуально необходимо «сверху» со стороны высшего государственного руководства вести дело к возрождению и ко всяческой поддержке подобных призрачно, «виртуально» существующих организаций. Предоставляя им достойное место в треугольнике безопасности: группа психолого-охранной профилактики – родительская общественность – детская общественная организация.
Возможно эта глава концепции поможет Власти сосредоточить в организации школьной безопасности внимание на нужных аспектах проблемы «профилактики синдромов брейвика».
УБИЙЦА ВМЕНЯЕМ. «Офисный стрелок настаивает на новом медосвидетельствовании» ( RG. RU. Росс. г-та)
Следствием получено заключение психолого-психиатрической судебной экспертизы в отношении Дмитрия Виноградова, проводившейся в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.
Согласно заключению комиссии экспертов, в момент расстрела людей, "Виноградов страдал психическим расстройством, которое ограничивало его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, однако этот факт не исключает вменяемости обвиняемого".
Убийца, застреливший шестерых своих коллег в офисе фармацевтической кампании, теперь требует дополнительного медицинского освидетельствования. С такой просьбой адвокаты Дмитрия Виноградова обратились в Бабушкинский суд Москвы. Но им было отказано. Суд посчитал, что достаточно судебно-медицинской экспертизы специалистов института имени Сербского.
По утверждению адвокатов Виноградова, их подзащитный нуждается в специализированном медосвидетельствовании. Якобы заключение врачей поможет понять, страдает ли он психическими заболеваниями, входящими в перечень препятствующих нахождению в следственном изоляторе. А попросту их клиент не хочет находиться в СИЗО. Но меру пресечения ему никто менять не собирается.
Интересно, что медики СИЗО №4 выдали Виноградову справку, из которой следует, что у арестанта подозревают расстройство личности, в связи с чем он находится на лечении у психиатра. В этом документе, предоставленном суду следователем, также отмечается, что он был переведен в психиатрическую больницу при СИЗО с диагнозом "дистимия". Но в то же время там черным по белому напечатано, что "состояние здоровья Виноградова удовлетворительное, он может содержаться в условиях следственного изолятора".
В случае с Виноградовым конфликт с окружающими не был исчерпан и не стал предметом внимания. Но события развивались не в школе. Во всем остальном – типичный «школьный стрелок» с ритуальным переодеванием в камуфляж в туалете на другом этаже офисного здания.
(Отрывок из учебного пособия «Угрозы и риски, учитывающиеся в концепции по охране образовательных учреждений»).

Член Совета СРО Ассоциация
предприятий безопасности «Школа без опасности» Степанов Н.А.
  • Степанов Н.А.
  • Степанов Н.А. аватар
Время создания страницы: 0.130 секунд
Работает на Kunena форум